• 15:56 – Для чего нужна йога? 
  • 20:04 – Пош-Спайс, какой вы никогда раньше ее не видели: Виктория Бекхэм в фотосессии для Vogue 
  • 20:04 – Джордж Клуни встретился с Джоди Фостер в преддверии выхода совместного фильма 
  • 18:04 – Гермафродит, который пытался покончить жизнь самоубийством 6 раз, стал моделью, чтобы накопить денег на операцию по коррекции пола 

Тупики некоторых кировских биологов-охотоведов

Конечно, «РОГ» — не научное издание и не академический журнал. И на страницах этого издания порой печатаются материалы абсолютно разной направленности. Авторы спорят и иногда весьма яростно. Что же, это хорошо. Даже когда авторы излагают свое «видение» тех или иных проблем охотничьего хозяйства, коих действительно с избытком, и это «видение» замешано на элементарном незнании предмета, но он, автор, явно человек неравнодушный, болеющий за дело. Но иногда встречается перебор, а издание-то всероссийское, уважаемое, и не хотелось бы, чтобы получалось, как в известной басне Ивана Сергеевича Крылова.

Тупики некоторых кировских биологов-охотоведов

Из своего опыта преподавания студен-там-охотоведам, да и не только своего, вынес одно наблюдение: кто-то из студентов сразу, что называется, «схватывает», кто-то — нет. Существует огромная разница между студентами-охотоведами, уже работающими, как говорят, «в системе», и студентами-«школьниками». Хотя и среди них есть весьма подготовленные.

Были и такие, которые до конца учебы так и не уловили суть тех или иных предметов. Как говорится, «не их это». Это касается сложных учетов, например авиаучетов, где много математики и умения работать с картографическим материалом или ГИС-системами. А самое главное, необходимо «вживую» налетать не один десяток часов, чтобы просто адаптироваться к какому-нибудь Як-12, Ан-2, Ми-2 или Ми-8, выдержать учетную полосу или научиться работать с тепловизором или закладывать маршруты для беспилотников и т.п.

Разумеется, это касается и генетики с популяционной биологией. Среди моих коллег-преподавателей профессор Юрий Игоревич Рожков преподавал охотоведам, как вы, наверное, догадались, генетику и популяционную биологию. И иногда со смехом констатировал, что для некоторых охотоведов генетика так и осталась «продажной девкой империализма».

Своих студентов я обычно обязательно знакомлю с основными научными и научно-методическими наработками, своего рода системой координат в охотоведении и зоологии. Это известный сборник по дичеразведению, отдельные номера «Вестника охотоведения» и в том числе монография Ю. Рожкова с соавторами: «Лось, популяционная биология и микроэволюция».

И многие студенты неплохо осведомлены о том, что лоси, обитающие в Ленинградской области и в Финляндии, это лоси не одной популяции. У финнов обитают лоси двух макропопуляций: северной и скандинавской. Да и с зимующими во Франции вальдшнепами не так все просто. Там зимует несколько популяций этого вида. И в Европейской части России гнездится не одна популяция.

Часть российско-европейских вальдшнепов вообще зимует не в Европе. Да и методов «управления популяциями» в Евросоюзе нет, так как нет учета добычи на популяционном уровне. Я, например, знакомлю своих студентов с известной монографией по вальдшнепу итальянцев Фато и Спано. Не знать это крайне вредно даже для студентов-охотоведов. И если такой недоучившийся студент, получив диплом биолога-охотоведа, берется решать стратегические вопросы охотничьего хозяйства — это беда, тупик.

Последние почти десять лет наши коммерсанты и прочие «бегуны на дальние дистанции», надо отдать им должное, весьма изворотливые коммерсанты, потерпели полное фиаско в своих «стратегических» начинаниях в охотничьем хозяйстве.

Одной из причин этого, совершенно очевидно, было полное непонимание общероссийского национального интереса в отрасли, сознательное или по недомыслию следование в хвосте узкого группового интереса, под который, собственно, и «заточен» Закон «Об охоте» в том виде, в котором он есть.

И однозначно недостаточная образованность, иначе — непрофессионализм, неумение мыслить стратегически, по-государственному. Интересы массового многомиллионного российского охотника и ресурсные национальные интересы вообще не «прощупываются» в их действиях. Не их это…

Уважение к традициям охоты и охотничьему хозяйству в России — это дань уважения к культуре и традициям народов, ее населяющих. В научном охотоведении — это традиции культуры научных исследований, традиции соблюдения исследовательской честности, верность обязательному эксперименту в природе, заложенные целой плеядой наших выдающихся ученых-охотоведов. По их трудам, учебникам и учатся будущие охотоведы-биологи.

Отрицать их наработки и научно-методические подходы в управлении популяциями как минимум нелепо. А по большому счету — мракобесие и хунвейбиновщина. «Тупики» торжествующего невежества. Через восемь лет, после того как два кировских «биолога-охотоведа» возглавили охотничье хозяйство России, один — Охотдепартамент, а другой — Центрохотконтроль, эти тупики переросли из категории социально-экономической в категорию национальной безопасности. Ведь контроль за своим собственным ресурсом почти утерян.

Более того, исподволь проводится мысль о том, нужен ли нам вообще ежегодный мониторинг? А об этом «управлении популяциями», порождении этой «проклятой девки империализма», этом «тупике» охотоведения надо вообще забыть! И это при недавнем мониторинговом «скандале» с соболем, когда добыли больше, чем учли, продолжающемся учете добыче «уток», свертывании весенней охоты и «блуждании в трех соснах» ЗМУ и прочих «круговоротах туфты в природе».

Для биолога-охотоведа, если он, конечно, не просто «псарь», а гражданин своей страны, существуют две непреложные истины. Первая — охотничье хозяйство, охотоведение существуют для охотника и во имя охотника. Охотника массового, охотника-гражданина. Зачем вся эта «канитель», если не будет охотника и, собственно, самого процесса охоты? Какого-нибудь эвенка, ненца, для которого вся его жизнь связана с этим. Или какого-нибудь питерского инженера с Адмиралтейских верфей, который и бывает-то на охоте ввиду крайней занятости два раза в году, ради трех селезней и двух вальдшнепов.

Вторая — охотник и охотничье хозяйство, традиционный для России тандем, существуют, пока есть ресурсы охотничьих животных. А они, ресурсы, в свою очередь, пока есть, в основной своей массе, честный и грамотный, пекущийся о ресурсе охотник, как говорят, «правильный», и есть охотничье хозяйство, опирающееся на передовую ресурсосберегающую национально ориентированную науку.

Если говорить в целом о замечательной кировской школе охотоведения, то она опирается именно на это и давно, если судить по многочисленным публикациям, открестилась от немногочисленных, «бьющих себя в грудь» «кировских» биологов-охотоведов, позорящих это звание.

Помните «шутейный разговор» капитана Жеглова и вора Копченого? А ведь ты у нас не ученый? — спросил Жеглов. Не ученый, улыбаясь, ответил тот. И не писатель? — осведомился муровец. Не писатель! — радостно кривляясь, подтвердил вор-рецидивист. К великому сожалению, в том, что социально-экономическое развитие страны «буксует», значительную роль играет банальный непрофессионализм и элементарная необразованность значительной части наших «руководящих» кадров. Люди не на своем месте.

Мы видим пишущих «не писателей» и сидящих в креслах научных учреждений «не ученых». И это выгодно нашим «партнерам-конкурентам». В столь богатой ресурсами стране, как Россия, не без помощи извне, весьма искусно проводится политика отделения основной массы населения от их собственных ресурсов. Ресурсов, которые используются крайне нерационально, и где такая непропорционально малая часть огромной прибыли, которую они дают, идет на пользу этому населению — гражданам России.

Пример, ресурсы сельскохозяйственных земель, «нефтянка», рыбная отрасль с прошедшим недавно госсоветом, указавшим на «зияющие высоты», которых она достигла, и т.д. Охотничье хозяйство — один из ярких тому примеров. Та же AEWA всего лишь фрагмент глобальной манипуляции мировыми природными ресурсами. Вернее, ее англо-саксонской версии, которая с их точки зрения единственно верная и которая частенько начинает напоминать ту, которую осудили в Нюрнберге.

Направленность и институциональные основы развития охотничьего хозяйства должны быть взаимосвязаны с общей направленностью развития России, о которой говорит наш президент. Как справедливо отметил председатель Комитета Госдумы по природным ресурсам В.И. Кашин «…к сожалению, действующая система охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира в условиях рыночной экономики показала себя недостаточно эффективной…

Основным фактором ее неэффективности является отсутствие полноценной системы управления данной отраслью в совокупности с недостаточно-эффективной системой нормативно-правового регулирования». Это было написано в 2013 году. На носу — 2016 год. Назначен новый директор Охотдепартамента. Наверное, не без ведома господина Кашина.

Прошло уже полгода, а Охотдепартамент, с подачи заблудившегося в научно-методических «дебрях» Центрохотконтроля, чуть не сорвал охоту на копытных и уже в который раз поставил «враскоряку» охотничье сообщество. Система управления данной отраслью по-прежнему неэффективна, и основным фактором ее неэффективности остается отсутствие полноценной системы управления… Заколдованный круг какой-то. Вернее — тупик. Де-факто.

Наверное, нужен госсовет по охотничьему хозяйству. Как и по рыбе. Под председательством президента. Может быть, тогда встанут «враскоряку» сами организаторы этого «заколдованного» круга?

Андрей Линьков 10 декабря 2015 в 06:53



Постоянный адрес материала: https://rediskin.net/1755-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
При копировании материалов для интернет-изданий – обязательна прямая открытая для поисковых систем гиперссылка.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
КОММЕНТАРИИ: