Подавление личности


Подавление личности


Недавно прочитала книгу С.Т. Кузьмина «Сроку давности не подлежит», где рассказывается об антигуманной сущности фашизма, о зверином облике, с которым столкнулось человечество во время Второй Мировой Войны. Может возникнуть вопрос: почему по прошествии 68-ти лет со дня Победы, мы опять возвращаемся к теме ужасного прошлого? Живущее сейчас поколение должно знать и помнить, какие страшные последствия оставляет после себя людская жестокость. А необходимо об этом знать, потому что в мире до сих пор сохранились заинтересованные силы в возрождении фашизма, готовые использовать такие же нацистские методы для подавления «неравных себе».

Психология в концентрационном лагере: подавления личности

Австрийский психиатр Бруно Беттельгейм который побывал в концентрационных фашистских лагерях, выделил внедряемые способы подавления сознания (кроме тяжелого физического труда).

М. Максимов наблюдения Бруно Беттельгейма пересказывает так:

— уничтожение веры в будущее;
— привитие взрослым людям психологии ребенка;
— постоянное недоедание;
— намеренно бессмысленные работы и нормы;
— физические унижения и постоянная угроза физических унижений;
— недопущение индивидуальных достижений, а также возможности влияния на свое положение.

Обычная сцена из лагерной жизни: группу заключенных заставляют выполнять абсолютно бессмысленные упражнения: «Встать! Лечь!». Когда смотришь на это — волосы шевелятся на голове, и охватывает животный ужас. Казалось бы, ничего страшного нет. Ведь мы привыкли видеть группы людей, которые согласованно выполняют команды: строй солдат, выполняющий массовые гимнастические упражнения, ученики на утренней зарадке. Вся причина в том, что в то время, когда человеку дают команду, между ее началом исполнения и получением имеется небольшой зазор, то есть требуется время для обработки команд внутри человека. У заключенных этого зазора нет, и команды мгновенно проваливаются в исполнительные органы. Обработок внутри не происходит — нет «нутра». У этого существа нет личности, нет души, нет внутреннего содержания — как хотите, так это и называйте. Вы понимаете это своей кожей, и Вас сжимает страх. Вы понимаете, что и с каждым можно сделать это же. Такое существо называют «идеальным заключенным».

Прививание психологии ребенка взрослому — метод изменения сознания.

В лагере подобная ситуация проявляется везде и всюду. Постоянное недоедание заставляет людей все время думать о еде. Регулярные разговоры заключенных: что им давали или, что будут давать в столовой; что едят эсэсовцы; что они стащили со склада, достали в лагерном магазине или выменяли. В лагере особое, можно даже сказать, преувеличенное внимание уделяется чистоте. Регулярно у заключенных проверяют чистоту ушей, рук, постели, обуви и т.д. А как их наказывают? Взрослым при всем народе снимают штаны, а затем стегают розгами — типичное детское наказание. В лагерях действует множество законов, инструкций, постановлений, предписаний и т.п. Причем многие из них заключенным неизвестны, часто они противоречат друг другу, создавая такую обстановку, что каждый твой шаг является нарушением. Узники постоянно находятся в состоянии нашкодившего школьника, потому что всегда есть за что наказать. И в результате — взрослые люди начинают вести себя, как ведут себя дети. В концлагере между заключенными не бывает сильных, нет настоящей дружбы и постоянных привязанностей. Узники, словно дети, то поссорятся, то снова помирятся — опять поссорятся. Их этические нормы — детские.






Коллективная ответственность.
В лагере не наказывают тех, кто совершает проступок. Наказанию подлежит целая группа заключенных, в которой этот провинившийся находился. Если нарушения произошли в бараке, то наказывают полностью весь барак, а если во время работы — то всю рабочую команду. Возможность отвечать за свои собственные поступки является сильным душеукрепляющим средством, и в концентрационных местах оно просто недопустимо.

В лагерях постоянно, на одном и том же уровне, поддерживают «фон террора»: на глазах у всех заключенных кого-то расстреливают, отсылают в газовую камеру или секут розгами. Сила этого метода заключается в том, что каждый пленный в естественном стремлении к безопасности самостоятельно проводит внутреннюю работу по разрушению личности, чтобы с этой полосатой массой слиться и быть неотличимым.

Отсутствие возможности владеть ситуацией.

Еще одна сцена, происходящая в лагерной жизни, когда эсэсовец измывается над жертвой. Группа заключенных приближается к месту действия. Метров за 10 все они, как по единой команде, поворачивают свои головы в другую сторону, переходя на бег трусцой. Далее эсэсовец их останавливает: «Смотрите — вот так будет с каждым, кто осмелится…». Но что же происходит? Находящиеся под «арестом» демонстрируют эсэсовцу будто никто из них «не видит» то, что не положено видеть, однако, видят, если им прикажут. Суть данного метода — замена естественных реакций человека на реакции по приказу: если прикажут — увижу, если прикажут — не вижу.

В лагерях запрещается носить часы, так как, имея часы, человек узнает, сколько времени ему осталось до обеда, сможет распределить свои силы, что-то запланировать, одним словом, сможет самостоятельно управлять ситуацией.

Частный случай общих правил — отсутствие информации. Считается, что информация — это не удобство, а возможность самостоятельно оценивать ситуацию. В лагерях люди лишены даже «самого личного» права на смерть. Попытки самоубийств наказывались смертной казнью или пытками.

Невольникам дается лишь 45 минут, чтобы встать, совершить утренний туалет, прибрать свою постель, выпить чашечку теплой жидкости, построиться на плацу. Особое внимание уделяется заправке постелей. Все должно иметь правильную геометрическую форму: все углы — прямые, а поверхности — плоские. Подушки — в форме куба, а одеяло со специально нанесенным симметричным прямоугольным рисунком, должно складываться по особому, чтобы соответствовало этому рисунку. Весь ряд постелей должен быть выстелен по струнке. Иногда эсэсовцы заходят и проверяют заправку постелей при помощи геодезических приборов.

Едкая кислота накапливается внутри человека и обращается против него самого, разъедая все его существо. Я думаю, не нужно быть специалистом в области исторических наук или международных отношений, чтобы видеть, насколько угрожающе для всего человечества может быть данная линия поведения отдельных группировок. Опыт прошлых лет учит быть гуманными, добрыми, толерантными друг к другу. Чтобы взглянуть в будущее, надо чаще смотреть в прошлое!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: