• 15:56 – Для чего нужна йога? 
  • 20:04 – Пош-Спайс, какой вы никогда раньше ее не видели: Виктория Бекхэм в фотосессии для Vogue 
  • 20:04 – Джордж Клуни встретился с Джоди Фостер в преддверии выхода совместного фильма 
  • 18:04 – Гермафродит, который пытался покончить жизнь самоубийством 6 раз, стал моделью, чтобы накопить денег на операцию по коррекции пола 

Остановиться и оглянуться

«Постсоветское» время ознаменовалось кризисом экономики, из которого мы до сих пор так и не можем выбраться. То же самое произошло и с охотничьим хозяйством, дававшим до начала 90-х годов прошлого столетия годовой продукции на сумму до 500 млн руб., что составляло более 1% ВВП страны.

Остановиться и оглянуться

Мне бы хотелось вместе с читателями остановиться, оглянуться и проследить, как «развивалось» охотничье хозяйство под руководством реформаторов от охоты.

Глядя на действия властей того времени, ученые-охотоведы, специалисты охотничьего хозяйства и рядовые охотники заговорили о грядущей катастрофе и начали предлагать различные пути хозяйственного обустройства охоты и охотничьей отрасли. Но власти на эти здравые предложения и ухом не вели и продолжали гнуть свою разрушительную политику.

Это привело к тому, что из охотничьего хозяйства стали уходить биологи-охотоведы, специалисты, благодаря которым удавалось сохранять охотоведческие традиции и осуществлять профессиональное руководство охотничьим хозяйством. Своей настойчивостью отечественные ученые и специалисты охотничьего хозяйства подвигли власти к принятию Закона «О животном мире» (1995 г.).

Этот закон вселил призрачные надежды на оздоровление охотничьего хозяйства страны. В его преамбуле прямо сказано — «Животный мир является достоянием народов Российской Федерации, неотъемлемым элементом природной среды и биологического разнообразия Земли, возобновляющимся природным ресурсом, важным регулирующим и стабилизирующим компонентом биосферы, всемерно охраняемым и рационально используемым для удовлетворения духовных и материальных потребностей граждан Российской Федерации».

Это положение соответствует п. 1 ст. 9 Конституции РФ, провозгласившей, что «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории». Но уже в ст. 4 депутаты записали: «Животный мир в пределах территории Российской Федерации является государственной собственностью».

А кто у нас олицетворяет государство? Правильно — чиновники всех уровней власти. В последующем охотники на своей шкуре убедились, что охотничьи животные действительно оказались во власти чиновников от охоты. А из истории мы знаем, собственник никогда добровольно не делился своей собственностью с народом.

Ни одна область экономической деятельности на протяжении последних 20 лет не подвергалась бесконечному «реформированию», как «охота и охотничье хозяйство». Проследим эту тенденцию на примерах. Это время можно условно разделить на два периода: 1-й, когда охота и охотничье хозяйство находились в лоне Минсельхоза; и 2-й — с момента выхода в свет Закона «Об охоте …» (2009 г.) и передачей руководства охотой и охотничьим хозяйством в систему МПР.

Первым шагом на этом пути явилась ликвидация Главохоты как «осколка» советского прошлого и создание Департамента по охране и рациональному использованию охотничьих животных при Минсельхозе РФ.

Департамент первым делом занялся изъятием охотничьих угодий у общественных охотничьих организаций и передачей их «новым владельцам», а также привлечением охотников под свои знамена, госбилетом и бесплатной охотой. Но лицензии на социально значимые ресурсы продолжали продавать, и только на один день. С подачи руководства департамента охоты Правительство РФ с 29.09.1997 г. по 04.01.2000 г. выпустило 6(!) постановлений по этим вопросам.

Потребовалось немало усилий, чтобы поборы были отменены Федеральным законом № 148 «О внесении изменений в ч. 2 Налогового кодекса». Руководители департамента охоты все сокрушались по поводу отмены Законом № 148 «мизерных платежей». Как эти «мизерные платежи» выглядели в рублях, можно судить на примере Краснодарского края. По жалобам депутатов Законодательного Собрания края они потеряли около 8 млн рублей.

Но потом все устаканилось, и поборы на нелицензионную дичь продолжаются взиматься до сих пор. Охотники обращались в суды, и были положительные решения, но все оставалось по-прежнему. А ФАС (Федеральная Антимонопольная Служба) своего слова по этой проблеме так и не сказала. Сколько было в печати возмущенных выступлений ученых, специалистов охотничьего хозяйства и охотников! Но их власть не слышала.

Принимаемые властями различные решения только усиливали неразбериху в охотничьем хозяйстве и вынуждали охотников обращаться в редакцию «РОГ» и во властные структуры с просьбой защитить от творимого чиновниками от охоты и функционерами охотничьих обществ на местах беспредела.

А. Гордеев, министр МСХ РФ, приказом № 70 от 28.04.2005 г. «к особо ценным в хозяйственном отношении» отнес волка, лисицу, зайца, утку, перепела, коростеля и др. Не отстал от него и министр МПР Ю. Трутнев. Он приказом № 211 от 27.07.2005 г. утвердил «порядок пользования участками лесного фонда для нужд охотничьего хозяйства» — получалось, за все надо платить.

Охотничья общественность сосредоточилась на критике этих приказов. А тем временем в Думе шла «напряженная работа» над изменениями «Земельного кодекса» (2001 г.), согласно которому олигархи скупили по дешевке пахотные земли и не думали на них заниматься сельскохозяйственным производством.

Об этом 03.12.2015 г. президент В. Путин напомнил в своем Послании Федеральному собранию. В дополнениях к Земельному кодексу (2007 г.) в п. 8 ст. 23 депутаты записали: «Использование земельного участка в целях охоты, ловли рыбы в расположенном на земельном участке водном объекте …» осуществляется на основании публичного сервитута с владельцем этого участка за плату.

Перед охотпользователями замаячили миллионные ставки сборов. Очередной удар по охоте и охотничьему хозяйству Госдума нанесла принятием «Лесного кодекса» (2006 г.). В п. 7 ст. 11 «Пребывание граждан в лесах в целях охоты регулируется лесным законодательством и законодательством о животном мире», а в п. 1 ст. 36 указала: «Ведение охотничьего хозяйства на лесных участках представляет собой предпринимательскую деятельность, связанную с оказанием услуг лицам, осуществляющим охоту».

А это следует понимать — на платной основе.

Не лучшим образом Дума обошлась с охотой и охотничьим хозяйством, приняв Водный кодекс (2006 г.). В нем ничего важного для охоты и ведения охотничьего хозяйства не сказано. Но в п. 3 ст. 11 записано: «Не требуется заключения договора водопользования или принятия решения о предоставлении водного объекта в пользование в случае, если водный объект используется для:

— пп.10) рыболовства, охоты». Данный подпункт вызывает горькую улыбку. Где это в Европейской части России найдутся водные объекты, на которые не были бы заключены договоры с охотпользователями и индивидуальными предпринимателями на их использование на платной основе. К сожалению, на берегах рек и озер понастроили коттеджи и «дворцы», обнесенные высоченными заборами, препятствующими местному населению подойти к воде. Где уж тут охотиться и ловить рыбу…

В процессе реформирования органов государственной власти (2004 г.) охотничье хозяйство не было включено в «Общероссийский классификатор видов экономической деятельности» (ОКВЭД), и департамент охоты был ликвидирован. Управление охотой и охотничьим хозяйством перешло к Федеральной службе МСХ по фитосанитарному и ветеринарному надзору.

Ученые, биологи-охотоведы и специалисты охотничьего хозяйства забили тревогу по поводу того, что на различных уровнях управления безо всяких на то оснований охотоведов вытесняют непрофессионалы, тем самым продолжается «депрофессионализация» охотничьего хозяйства. Научная и охотничья общественность все острее ставила вопрос о необходимости принятия Закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве» и создании самостоятельного органа управления охотой и охотничьим хозяйством.

Как шла разработка Закона «Об охоте …» и его принятие, я рассказал в статье «Время не ждет» («РОГ» № 47, 2015 г.). Критика властей все усиливалась. Минсельхоз реанимирует департамент охоты. Но возрожденный департамент окончательно утратил способность грамотного руководства охотой и охотничьим хозяйством, по сути, которого уже юридически не существовало.

Функции департамента охоты приказом бывшего министра МСХ Е. Скрынник были переданы департаменту лесного хозяйства, преобразованному в департамент лесного и охотничьего хозяйства. Этим приказом министр Е. Скрынник еще дальше отодвинула охоту и охотничье хозяйство от дверей своего кабинета. А тут подоспели новые правила охоты, утвержденные Постановлением Правительства РФ № 1 от 10.01.2009 г.

Документ был разработан не совсем грамотно, что вызвал у биологов-охотоведов, специалистов охотничьего хозяйства и простых охотников смех сквозь слезы. Смех оттого что мы получили «право» охотиться на бурундука из засады и использовать холодное клинковое оружие при охоте на птицу. А слезы — этот правовой документ окончательно лишил всяких иллюзий в способности федеральных властей руководить охотой и охотничьим хозяйством.

Но следует отметить, положительным в Постановлении «О добывании объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты», были отмена путевки при охоте на нелицензионный животный мир, а также увеличение продолжительности весенней охоты до 16 дней и проведение ее по регионам в конкретно определенные сроки. Но недолго радовались охотники. Путевку вернули в дополнениях к «Правилам добывания …»

Постановлением Правительства РФ № 171 от 25.02.2009 г., а заодно и отменили использование клинкового оружия при охоте на пернатых. Постановлением Правительства РФ от 27.01.2010 г. № 31 департамент охоты из Минсельхоза был передан в МПР. Это переселение охотники восприняли с некоторой надеждой на улучшения в области охоты и охотничьего хозяйства.

Тем более, министр Ю. Трутнев на форуме 08.02.2010 г. заявил: «Мне интересно! Искренне признаюсь: мне, как руководителю в целом и охотнику в частности, хочется улучшить охотничье состояние России. Для меня это, как любое другое назначение, за которое я берусь, в какой-то мере ­— вопрос чести».

Как сложилась судьба охоты и охотничьей отрасли в недрах МПР, и как Ю. Трутнев сдержал свое слово, будет темой последующего разговора.

Виктор Гуров 1 февраля 2016 в 10:25



Постоянный адрес материала: https://rediskin.net/4858-news.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
При копировании материалов для интернет-изданий – обязательна прямая открытая для поисковых систем гиперссылка.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
КОММЕНТАРИИ: