Есть такая привычка

Есть такая привычка

Ранней весной, отправляясь на охоту по пролетной водоплавающей птице или на пруды за крупным преднерестовым карасем, беру я с собой заранее нарезанные черенки вербы, ветлы, ракиты и плакучей ивы на случай облагораживания необлесенных досель и скучных берегов акватории.

Воткнешь прутики в мокрое прибрежье и знаешь — через годы преобразится там вся местность, до того не прикрытая, поманит влекущей тенью под листву разросшихся приводных деревьев…
Охотничий азарт гонит в новые, досель неизведанные угодья, но и там по весне стараюсь не отступать от своей привычки.


Все началось с того, что поблизости от моей дачи взрыли пруд для гидротехнического полива трав на нужды конезавода. Назвали его Новым, а берега скучноватыми по соседству с луговыми злаками оказались.


Мелководье быстро освоили прилетными семенами рогоз, тростник и стрелолист. А берега-то по-прежнему голые… Тогда-то я и занялся их облагораживанием.
Прошли годы — три десятка лет, а под кроной моих насаждений прячутся от летнего зноя многочисленные туристы, рыбаки и охотники…


…Поехали на открытие осенней охоты с товарищем на знакомое лишь немногим озерцо. Трудовая туда дорога: рытвины, колдобины и поколенная хлябь заставили приятеля пересесть ко мне на проверенную годами «проходимицу» «Ниву» и оставить свой джип иномарку в близлежащей деревне.


Прибыв на место, я не узнал его: пологие берега густо заросли разновидовыми ивовыми деревьями и кустарниками, да так, что к открытой воде и подходов особых с трудом и отыщешь.
Вспомнил, что охотился здесь по весне пару десятилетий назад, и как из-за невозможности укрыться от налетающей после кормежки с озимых полей утки остался с одним лишь трофеем. Тогда там и воткнул по берегам свои прутики, возимые на всякий случай.


Напарник по охоте не удивился открывшемуся пейзажу: в наличии у нас была лодка и… главное, обученная сибирская лайка, работающая как по птице, так и по зверю. Володя, мой приятель, тщательно подбирал себе подсобителей в охоте и не прошедших тестовые отборы щенков, просто раздаривал знакомым. Оно и понятно, профессия его — таксидермист, и большая часть добытого шла не на бытовые нужды, а на оформление музеев и частных собраний.


…Выплыли засветло. Конкурентов — никого. По соседству еще не убранные до конца зерновые, где кормится птица. И… вот он волнующий душу момент — треск крыльев подлетающей кряквы.


Садится стайка, глиссируя в десятке метров от нас, вместе с лодкой скрытых под свисающими лозинами ветлы. Два дуплета встречают непуганых досель пернатых, и семь тушек закачались на волне от налетевшего ветерка…


На свист хозяина с берега, где находилась в томительном ожидании своей роли, приплыла лайка. Одну за другой принесла к лодке добычу. Благо, лишь одна из уток оказалась крякушей — остальные селезни.


Когда я рассказал напарнику о моем давнишнем озеленении на этом озерце, он удовлетворенно хмыкнул и произнес:


— Если бы не твои давние деяния, мы бы вообще без почина остались. Мало здесь подходов для береговой стрельбы, а утки немерено.
Моя привычка облесять голые по берегам водоемы выручила в очередной раз, и я ее менять не собираюсь…

Юрий Демин 3 декабря 2015 в 00:00


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: