Какой дробью стрелять?

Какой дробью стрелять?

В последние годы в охотничьих сообществах, дабы увеличить прибыль, начали практически неконтролируемый рост численности членов наших коллективов. Ведь одним из способов финансирования обществ являются членские взносы. Как результат — выросло количество охотников. И как следствие — перенасыщенность в угодьях самих охотников. Введение единого охотничьего билета несколько снизило нагрузку, но все равно в далекие советские времена охотников в угодьях было значительно меньше.

Большинство из новичков, даже сдав охотминимум, остаются профанами в охоте. За последние шесть лет мне пришлось «наставничать» у троих таких охотников. И хотя сейчас из них охотится периодически лишь один, прежде всего по причине нагрузки на работе. Двое других ружья не продали. Вспоминая, как начинали двое из них, приехав ко мне на весеннюю вальдшнепиную тягу, запомнилось одно: спросил, что у них за патроны и с какой дробью. Они открыли свои патронташи и привезенные коробки с патронами. Боже же ты мой, чего там только не было! И пулевые патроны, и картечные! Штук по 20 различных нулевок. Самое удивительное было в том, что патронами с мелкой дробью у них была «тройка»!


— Вы на кого собираетесь охотиться? — был мой вопрос.
— На вальдшнепа.
— А кто это, вы хоть знаете? И каких он размеров?


Оказалось, что двое из них вступили в охот-общество только в ноябре прошлого года. И на первые охоты они были приглашены товарищами на кабанов. И один раз ходили по зайцам. С тех времен они патронташи не меняли.


За долгие годы у меня собралась довольно неплохая библиотека, имелись и видеофильмы на охотничью тематику. Тут же усадил их за «ликбез».
Из своих запасов выделил им по десятку патронов с «семеркой», вышли с ними на тягу. Поставил их на пролетные места. Еще не началась тяга, а Александр С. начал дуплетить. Вернулся, и издалека я смотрю, по ком же он палит? Оказывается, по пролетающим дроздам и скворцам!


— Ты по кому стреляешь? — спросил я его.
— По дичи, — был ответ.


Уже только на следующий день он добыл своего первого долгоносика.


Ну ладно, с начинающими это простительно. Но за более чем сорокалетнюю охотничью практику мне встречались и опытные охотники, которые не признавали никаких других патронов, только их любимые. В 1984 году я попал служить в Архангельскую область. А это таежный край, и кто в тайге охотился да в лесу, также знает, что стрелять приходится накоротке. Моим «наставником» здесь был практически мой однофамилец — Черкасс В.Ф. Особенно хорошо он манил манком рябчиков. Каково же было мое удивление, когда, увидев рябчика у него в руках, я был поражен тем, как он разбит. Тем более что я видел, что стрелял Францевич метров с десяти.


Оказывается, он стрелял патронами с «единицей». И никаких других патронов у него не было. Зато, как он говорил, не надо перезаряжаться при стрельбе и по тетереву, и зайцу — а их там было в достатке. Да и по уткам и глухарям он такими же патронами стрелял.


Еще двое, там же, не признавали никаких других патронов, кроме как с их любимой «нулевкой». Фамилию одного из них, к сожалению, забыл, а вот Николай Дробязко запомнился. Он был страстный любитель охоты на беляков. Для чего содержал гончака. Но вот на охотах ему как-то не везло. Во-первых, как только собака поднимала зайца и начинала его гнать, Николай каждый раз бежал следом. Во-вторых, стрелял через деревья и кусты на пределе — до пятидесяти метров. Как результат, он редко добывал более одного зайца. В то же время мы, его друзья, по три-четыре. Естественно, мы делили всю добычу поровну.


Стрелял я беляков, как правило, патронами с «четверкой». Хотя запомнилось, как однажды, подходя к рябчику, увидел неожиданно выскочившего в пяти метрах зайчишку. И так как было заряжено ружье патронами с «седьмым» номером, выстрелил навскидку в него и попал.


И уже здесь, на Тульской земле, встретил одного из таких. Это Леха Супрун. И хотя сейчас, по ряду субъективных причин, он пока не охотится, то в былые годы на зимних охотах по зайцу и лисе он не признавал никаких патронов, кроме как с четырьмя нулями. Объясняя это, прежде всего, тем, что ему приходилось стрелять из-под гончака, как правило, на пределе — метров за 60, а то и за 80.
Вместе с тем многие из нас убеждались, что в большинстве случаев попадание в добычу 3-5 дробинок соответствующего данной дичи номера дроби оказывается более эффективным, чем одной, но крупной. Хотя среди моих знакомых были случаи, когда сбивали гусей и патронами с «семеркой» или с «пятеркой». Но стреляли каждый раз не далее 30 метров. А то и ближе.

Владимир Черкасов 6 апреля 2016 в 00:00


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: